SAMARKAND    CALL  +99891  549-39-18  E-mail  :  request@slt.uz                                                    

Your Guide in Central Asia

  
  
  
EngRusFr
Home Detailed history (only Russian version ) ОТПАДЕНИЕ СРЕДНЕЙ АЗИИ ОТ АРАБСКОГО ХАЛИФАТА И ВОЗНИКНОВЕНИЕ НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ В МАВЕРАННАХРЕ

 

Оглавление

Государство карлуков

В конце VIII — начале IX века Арабский халифат оказался в политическом кризисе. Халифам стало все труднее удерживать в повиновении покоренные народы. Частые народные восстания в Мавераннахре и Хорасане, беспрерывные междоусобные войны между честолюбивыми эмирами привели к ослаблению центральной власти в халифате, что способствовало возникновению новых независимых от халифов государственных образований. Первые такие государства появляются на севере и северо-востоке Мавераннахра, то есть на территориях, граничащих с Арабским халифатом. Одним из них было государство карлуков.

Карлуки, издревле жившие на западе Алтая, затем в среднем течении реки Иртыш, принадлежали к тюркским племенам. В VI—VII веках они находились в составе Тюркского каганата. С середины VII века они обосновались в Семиречье. Большая их группа кочевала в низовьях рек Талас и Чу, на землях, протянувшихся до Иссык-куля. В конце VIII века на этой территории и было создано Карлукское государство, правитель которого носил титул "йабгу", или "джабгу".

По данным письменных источников, страна карлуков, протяженностью тридцать дневных переходов, располагалась на восток от Ферганской долины. Столицей карлуков считался город Суяб, севернее реки Чу. Кроме того, в государстве были и другие большие и малые города. В период военных действий только из города Суяба было мобилизовано 20 тысяч воинов, Пандженката — 8, Беклыга — 7, Барсхана — 6, Йара — 3 тысячи. Северное ответвление Великого Шелкового пути из Бухары, Самарканда, Шаша проходило через Тараз в Суяб и затем вдоль северного побережья Иссык-куля продолжалось в оазисы Восточного Туркестана и Китай. В IX—X веках в хозяйственной деятельности карлуков основное место занимало скотоводство, в частности, разведение овец.

Также они занимались охотой, а в долинах рек и предгорных районах земледелием. Карлукское государство поддерживало торговые отношения, с одной стороны,— с Восточным Туркестаном, а с другой, — с Мавераннахром. Карлуки торговали овцами, шерстью, кошмами, шкурами, причем важную роль продолжали играть торговые фактории, созданные в прошлом согдийцами.

Благодаря расширению торговых отношений с соседними государствами, карлуки установили тесные связи с населением Тибета и киргизами, кочевавшими в то время в верховьях Енисея. С последними был даже заключен военный союз против огузов, непрестанно угрожавших карлукам с запада. Постоянные торговые отношения с оседлым земледельческим населением и ремесленниками городов Мавераннахра оказывали влияние не только на экономическую, но и на культурную жизнь тюркоязычных племен, издавна проживавших в Семиречье. С запада проникали сюда религиозные представления — манихейство, затем несторианство, а позже — ислам. По некоторым сведениям, карлуки впервые приняли ислам в конце VIII века. К середине X века большая часть карлуков стала мусульманами.

В нескольких карлукских городах, расположенных восточнее Таласа, уже были построены соборные мечети. В этот период государство карлуков оказалось под двойным ударом: на юге — со стороны племени ягма и на западе — со стороны огузов, кочевавших в низовьях Сырдарьи. В тюркском мире эти два скотоводческих племени считались самыми сильными. В середине X века, когда Семиречье вошло в состав Караханидского государства, в политической жизни этого нового образования карлуки играли не последнюю роль. Некоторые из знатных карлуков получили важные государственные посты. К концу X века, когда Караханиды завладели Мавераннахром, карлуки обосновались в Шаше, Ферганской и Зарафшанской долинах, постепенно слившись с земледельческим и скотоводческим населением Мавераннахра.

Государство огузов

В первой половине VI века на огромной территории, простиравшейся от Китая до Черного моря, появляется еще один союз тюркских кочевых племен. Их называли тукузогузы. Во второй половине VI—VII веках, входя в состав Тюркского каганата, они принимали активное участие в общественной и экономической жизни, особенно в военных походах, совершаемых на запад.

После распада Тюркского каганата, большая часть тукузогузов обосновалась в бассейне реки Сырдарьи и на побережье Аральского моря, где они в конце IX — начале X века основали новый союз — государство огузов.

Северные границы государства огузов упирались в кочевья тюркского племени кимак, кочевавшего на территории от берегов Иртыша до юго-восточных склонов Уральского хребта. На юге оно граничило с областью Гурган — у Каспийского моря. На западе огузы соприкасались с хазарами, обосновавшимися на северо-западных берегах Каспийского моря, и булгарами, жившими в среднем течении реки Итиль (Волга), а на востоке — с государством карлуков. Огузам подчинялись племена печенегов и узов, живших на землях от северо-восточных берегов Каспийского моря до реки Эмба. Основная часть огузов кочевала в низовьях и среднем течении реки Сырдарьи и на широких пастбищах восточного и северо-восточного побережья Арала.

На берегах Сырдарьи располагалось несколько крупных городов, таких как Янгикент, Дженд и Сыгнак. Город Янгикент был столицей государства огузов и зимней резиденцией правителя. Ни один из этих городов не был основан самими огузами, потому что они были кочевым скотоводческим племенем. Эти города, несомненно, возникли благодаря интенсивному развитию караванной торговли. На протяжении многих веков она велась населением Хорезма, Шаша и Ферганской долины по северному ответвлению караванного пути, проходившему через дельту Яксарта и побережье Аральского моря к берегам рек Итиль и Яик (Урал).

Огузы, так же как и карлуки, были скотоводами. Некоторые огузские роды владели огромными стадами — до ста тысяч овец. Зимой и летом овцы перегонялись из огузских степей в оседлые области, особенно на территорию Хорезма, расположенную в нижнем течении реки Амударьи. У оседлого населения огузы приобретали хлопчатобумажные и шелковые ткани, предметы домашнего обихода, оружие. Большим спросом пользовались, например, великолепные луки и стрелы, изготовленные в Сыгнаке. Из земледельческих областей в лодках по Сырдарье в огузские города вывозилось зерно. Однако взаимоотношения не всегда были мирными.

Огузы периодически нападали на земледельческие оазисы, особенно Шашский и Хорезмский. Разоряли посевы, грабили города и поселения, часть населения уводили в плен. В целях защиты оазисов от нашествий кочевников земледельцы воздвигали на границе оборонительные сооружения, крепости, сигнальные башни — динг. В особых обстоятельствах против кочевников даже организовывались военные походы. Например, в целях защиты областей Дехистан и Гурган от огузов, переселившихся на восточный берег Каспийского моря, в Мангышлак, наместник Хорасана Абдаллах ибн Тахир в 30-х годах IX века был вынужден построить на границах степей укрепленные лагеря со сторожевыми постами. В это время была восстановлена древняя оборонительная стена Канпирак, построенная для защиты окрестностей Бухарского оазиса от кочевников. Вокруг Пайкенда выросли десятки мощных рабатов. В связи с участившимися нападениями кочевых племен на Шашский оазис Саманид Нух ибн Асад в 840 году предпринял поход на Исфиджаб и вернулся с победой.

Огузы являлись язычниками. Для них священными были чудеса природы, таинственные события и предметы, которым они поклонялись. Своих племенных вождей огузы хоронили в одежде, с оружием в глубоких купольных дахмах — мавзолеях. Если умерший при жизни участвовал в военных походах, то на его могиле устанавливались бабы — каменные фигуры по количеству уничтоженных врагов. В результате интенсивных взаимоотношений с земледельцами оазисов на степные просторы постепенно стало проникать мусульманство. А в X веке огузы приняли ислам.

В первой четверти X века государство огузов распалось от сильного удара, нанесенного им с северо-востока половцами. После поражения огузы были вынуждены оставить родные просторы. Часть их под общим названием "тюрки" двинулась на запад и обосновалась в степях Южной Руси. Другая часть через Мавераннахр двинулась на юго-запад. Эти огузские племена, получившие название "сельджуки" по имени своего предводителя и основателя династии Сельджукидов, начали постепенно покорять одну за другой страны Передней Азии.

Таким образом, в конце VIII — начале IX века в северной и северно-восточной части Мавераннахра образовалось два тюркских государства. Карлукское государство и государство огузов оказали большое влияние не только на Мавераннахр, но и на политическую жизнь народов всего Среднего Востока и Передней Азии. Вместе с тем, их воинственное население своим образом жизни и степными традициями оставило значительный след в этнической истории многих народов. Например, карлуки считаются предками узбеков и таджиков, а огузы — туркмен, азербайджанцев, каракалпаков, турок и гагаузов.

Государство Тахиридов

В конце VIII — начале IX века сложная обстановка в халифате вынудила Аббасидов изменить отношение к Мавераннахру и Хорасану. Они стали привлекать местную аристократию к управлению восточными областями, пытаясь их руками удержать эти области в повиновении. Со времени правления халифа Мансура (754—775) и при его преемниках Махди (775—785) и Харуне ар-Рашиде (786— 806) Мавераннахром и Хорасаном, в основном, управляли правители из местной знати. Однако это не привело к укреплению власти халифа в Средней Азии, а наоборот, способствовало освобождению Мавераннахра от арабского владычества. Роль местной аристократии особенно возросла с приходом к власти местных династий — Тахиридов в Хорасане и Саманидов в Мавераннахре.

Основателем первой династии был Тахир ибн Хусейн — знатный иранец, владетель Бушенга (в Гератской области). Когда халиф Маъмун был еще наместником Хорасана, Тахир приобрел большой авторитет при его дворе. В 811 году в войне наследников Харуна ар-Рашида — Амина и Маъмуна — за власть в халифате Тахир командовал войсками Маъмуна. В 813 году он захватил Багдад и помог Маъмуну взойти на престол. Потом в течение некоторого времени он являлся главнокомандующим халифата, затем наместником Месопотамии, начальником гарнизонов в Багдаде и главным мирабом (управляющим водным хозяйством) Ирака.

Маъмун не забыл и заслуги поддерживавших его в Мавераннахре Саманидов. Он назначил эмирами некоторых городов Мавераннахра внуков саман-худата: Нуху достался Самарканд, Ахмаду — Фергана, Яхъе — Шаш, Ильясу — Герат. Братья Саманиды из ежегодного хараджа с Мавераннахра отправляли в казну халифата большие денежные средства. По данным арабского географа IX века Ибн Хордадбеха, каждый год в казну халифата поступало из Шаша 607 тысяч дирхемов, из Согда — 326 , из Ферганы — 220, из Уструшаны — 50 тысяч дирхемов.

В 821 году Тахир ибн Хусейн был назначен наместником Хорасана и Мавераннахра. Не прошло и года, когда он отдал приказ не упоминать имени халифа в пятничной хутбе, что означало объявление независимости. Вскоре Тахир внезапно умер. Как полагают, он был отравлен шпионами халифа. Несмотря на то, что стремление Тахира ибн Хусейна отделиться было очевидным, халиф назначает наместником Хорасана его сына Талху (822—828). Затем наместником Хорасана становится другой сын Тахира — Абдаллах (828— 844). При нем Хорасан фактически превратился в независимое государство. Резиденцией Тахиридов стал Нишапур.

Таким образом, управление Хорасаном и Мавераннахром стало наследственным для дома Тахиридов. По отношению к Мавераннахру Тахириды в определенной мере признали законность назначения эмирами потомков саман-худата в некоторые города и области древнего Турана. Саманиды, в свою очередь, подчиняясь Тахиридам, мирно правили страной. Это, без сомнения, свидетельствовало о прекращении зависимости Хорасана и Мавераннахра от халифата и политическом признании двух местных династий.

Государственное управление Тахиридов

Тахириды были заинтересованы в организации сильной власти и упорядочении земледельческого хозяйства. Они строили новые каналы и провели мероприятия по улучшению водопользования и расширению площади поливных земель. По заданию Абдаллаха законоведы разработали специальные нормы для регулирования земледелия на орошаемых землях. Эти нормы служили в течение двух столетий руководством при разрешении всех споров в деле водопользования.

Тахириды придавали особое значение совершенстованию государственного правления. Сохранилось письмо Тахира ибн Хусейна к сыну Абдаллаху, в котором изложены советы об управлении государством, отношении к подданным и принципах налогообложения. Тахир советует облагать подданных налогами по справедливости, не освобождая от них ни богатых, ни придворных. Наместник Хорасана понимал, что положение населения, и особенно земледельцев, оставалось очень тяжелым. Оно подвергалось нещадной эксплуатации, выплачивая государству большие налоги и неся разнообразные повинности.

Абдаллах, выполняя заветы отца, пытался по возможности ограничить произвол крупных землевладельцев и государственных чиновников по отношению к крестьянам. "Бог кормит нас их руками, — говорится в одном из указов Абдаллаха, — приветствует нас их устами и запрещает обижать их", то есть он требовал не притеснять крестьян, ибо без этого невозможно было бы нормальное поступление налогов в казну государства. Разумеется, Абдаллах прежде всего руководствовался интересами государства, а не крестьян. Народ, уставший от произвола имущей знати, от непомерных налогов, в это время часто поднимал восстания. Особо активное участие в этом принимали так называемые отряды гази.

Саффариды и гази

В VIII—IX веках в целях защиты земледельческих оазисов от кочевников создавались специальные отряды вооруженных добровольцев, которых называли гази, т.е. борцы за веру. В ряды гази вступали, в основном, безземельные земледельцы и ремесленники. Местные правители использовали отряды гази для собственных целей.

Как отмечает географ X века Мукаддаси, гази составляли "опору и в то же время предмет беспокойства" для местных властей. С одной стороны, они охраняли земледельческие оазисы от нападения неприятеля, с другой, — активно участвовали в народных движениях против местной знати. Во второй половине IX века вооруженные отряды гази подняли восстание в Хорасане. Предводителями его были бывшие ремесленники братья Якуб ибн Ляйс и Амр ибн Ляйс. В 861 году они захватили Сеистан. Якуб стал правителем этой области. В 873 году Якуб разбил войска Тахиридов и захватил столицу Хорасана — город Нишапур. Власть Тахиридов была уничтожена. Халиф, хотя и был обеспокоен успехами Якуба, все же передал ему управление всем Хорасаном.

Таким образом, в Хорасане власть перешла к другой династии — Саффаридам. Мавераннахр отделился от Хорасана, и появилась возможность полного восстановления независимости.


Посетить Узбекистан вы сможете перейдя по ссылке 

Туры в Узбекистан



Sitelinkx by eXtro-media.de

Заказ сайта в Самарканде Веб-студия