SAMARKAND    CALL  +99891  549-39-18  E-mail  :  request@slt.uz                                                    

Your Guide in Central Asia

  
  
  

 

Оглавление

Поливное земледелие, орошение и скотоводство

Амир Темур и Темуриды придавали огромное значение развитию земледелия и орошения как экономической основе жизни государства. В конце XIV и, особенно, в XV веке из больших и малых рек Мавераннахра и Хорасана были выведены крупные оросительные каналы, возведено немало водных сооружений — плотин, кяризов, водохранилищ, водоемов и т. п., которые позволили улучшить водоснабжение в ряде областей, городов и кишлаков, где особенно остро ощущался дефицит воды. Освоение целинных земель расширило площади поливного земледелия. Были созданы новые селения, загородные усадьбы и сады.

Амир Темур проводил крупномасштабные оросительные работы не только в Мавераннахре, но и в Хорасане, Ираке, на Кавказе и в других областях. Были проложены оросительные каналы в местечке Джуйинав в Мургабском оазисе и канал Бадан вблизи Кабула, а также 70-километровый магистральный канал Барлас в городе Бай лакан на Кавказе. В Мавераннахре и Хорасане во время правления Шахруха и Улугбека значительно расширились оросительные работы. Осваивались обширные земли, причем освоение целинных земель и любая иная полезная инициатива в сельском хозяйстве весьма поощрялись Амиром Темуром и его преемниками. Инициаторы на несколько лет освобождались от всех налогов и платежей. Создавались крупные водные сооружения в Самарканде, Бухаре, Кашкадарье, в Мервском оазисе, в долине Туе, а также в Герате и его округе. Одной из крупнейших оросительных работ явилось восстановление древнего канала Ангор, выведенного из Даргома. Через этот канал часть вод реки Зарафшан была переброшена в маловодный оазис Кашкадарьи.

Археологические исследования показывают, что полностью разрушенная во времена монгольского нашествия оросительная система Бухарского оазиса к концу XV века была восстановлена. Площадь обрабатываемых земель заметно расширилась. Во время правления Улугбека были освоены новые земли на границе юго-восточной части Бухарского оазиса в степях Саманджук. В этот период головная плотина реки Мургаб — Султанбанд, разрушенная монголами, была восстановлена Шахрухом; улучшилось водоснабжение города Мерв и Мургабского оазиса. Затем по инициативе Султана Хусайна Байкары в Мервском оазисе прокладываются новые каналы, орошаются и благоустраиваются большие площади земли.

Много внимания оросительным работам уделил в свое время и Алишер Навои. В частности, он организовал строительство водохранилища Турукбанд в районе Чашмагул, расположенном в верхней части оазиса Туе. По проложенному каналу протяженностью 70 км вода из этого водохранилища направлялась в Мешхед. В результате Мешхед был обеспечен питьевой водой, и обводненные земли в окрестностях города стали возделываться. Одновременно, в связи с созданием загородных садов-резиденций по образцу столичных, в Мавераннахре и Хорасане областными правителями тоже проводились обширные оросительные работы, создавалось множество водных сооружений. Оросительные системы требовали применения инженерных расчетов.

В этот период в сельском хозяйстве наряду с зерноводством занимались выращиванием технических культур — хлопка, льна и конопли, овощеводством, бахчеводством, садоводством. Другим важным видом хозяйства было животноводство. Разводились верблюды, а также мелкий рогатый скот, в частности каракулевые овцы. Особое внимание в это время уделялось коневодству. Безусловно, продукция сельского хозяйства, будь то земледелие или скотоводство, создавалась трудом простых людей. Анализ ее распределения раскрывает сущность социально-экономических отношений в государстве.

Землевладение

На протяжении XV века в Мавераннахре и Хорасане виды земельной собственности, как и раньше, делились на четыре основных вида: государственные, частные, вакуфные и общинные земли. Преобладающая часть поливных земель принадлежала государству. Но лишь часть налога от них поступала в казну центральной власти, так как при Темуридах очень было развито пожалование земель в качестве суюргала.

Размеры и условия пожалования суюргальных владений были различны. В суюргал жаловались как отдельные селения, так и города и даже удельные владения, которые в большинстве случаев обычно передавались членам династии, крупным военачальникам и государственным сановникам. Суюргальные земли нередко могли переходить из поколения в поколение как наследственная собственность. Владелец суюргала имел право назначать своих чиновников, взимать налоги, собирать подати, наказывать виновных. По словам Абд ар-Раззака Самарканди, во времена Шахруха владельцем Хорезма, как суюргала, был Шах Малик, Ферганы — Амирак Ахмад, Хорасана — Байсункар.

Обладатели суюргальной грамоты — правители уделов только формально были зависимы от центрального правительства. Фактически они были самостоятельны. Чтобы подчинить владельцев суюргала, центральное правительство порой сокращало размеры вверенных им земель или ограничивало права владельцев. Если владелец суюргала не подчинялся, он лишался суюргального права и его удел государь мог передать другому. Так, именно за неподчинение Шахрух лишил суюргала мирзу Искандера в 1414 году и мирзу Байкару в 1415 году.

В эпоху Темуридов существовали суюргальные земли и более мелких размеров, владельцы которых обладали меньшими правами. Их обычно получали гвардейцы верховного правителя. По словам Бабура, Хусайн Байкара каждому воину своей 14-тысячной гвардии и 40-тысячного постоянно действующего войска пожаловал по 80 джарибов (по 7,5 гектаров) земли. Переданные нукерам, эти земли освобождались от налогов и платежей.

Значительную часть орошаемых земельных площадей составляли частновладельческие земли. Большая часть находилась во владении чиновников различного ранга, военных и религиозных деятелей. Например, живший в XV веке шейх Ходжа Ахрар владел 1300 участками земель. Некоторые из этих участков были весьма большими. За определенные заслуги от имени правителя выдавались тарханные грамоты. Лицо, получившее тарханную грамоту, освобождалось от всех налогов, платежей и обязательств. Тарханные грамоты получали обычно только самые высокопоставленные чины государства. Обладатель грамоты к своему имени прибавлял почетное слово "тархан". Большинство тарханов были очень богаты. Они превратились в огромную силу в политической жизни. Во время междоусобных войн поддержка могущественных тарханов нередко могла решить судьбу правителя.

В XV веке, как и в предыдущие эпохи, обширные земли (вакуфные) были закреплены за мечетями, медресе, ханака, мавзолеями и т.д. Кроме земли, в вакуф передавались многочисленные лавки, цеха, мельницы, даже целые базары. Поступавшие от них средства выдавались в виде жалования мутавалли, мударрисам, табибам, слушателям учебных заведений, а также использовались на ремонт мечетей, духовных училищ, лечебниц и др.

Некоторая часть земель считалась собственностью сельской общины или рода. Это был древний вид собственности, и он сохранялся, главным образом, в горных и предгорных районах. Коллективная собственность образовывалась также при использовании небольших горных ручьев, при подъеме на поверхность подземных вод силами общин, при сооружении новых водоемов и кяризов. Общественная собственность, хотя и существовала в период правления Темуридов, но не занимала большого места в хозяйстве. Труженики, обрабатывающие посевные площади, именовались музари. Музари делились на четыре группы, в зависимости от того, на каких землях работали.

Музари, проживавшие на государственных или вакуфных землях, а также у владельцев крупной собственности, трудились как арендаторы. Их доля урожая зависела от платы, взимаемой землевладельцем за пользование землей, семенами, волом, плугом, лошадью и повозкой. На какой бы земле ни трудился музари, он все время платил налоги, выполнял все повинности.

Виды налогов

Основной поземельный налог — харадж, или мол, получаемый с поливных земель, собирался после созревания и уборки урожая натурой или деньгами. Харадж с пахотных поливных земель равнялся, как правило, трети урожая. Богарные земли давали более низкие урожаи, чем поливные. Музари, занимающиеся богарным земледелием, платили налог от одной шестой до одной восьмой общего урожая.

С частных земель взимался налог.утр, составлявший одну десятую урожая. Такие земли обычно принадлежали сеийдам, ходжам, ученым и шейхам. С фруктовых садов взимался специальный налог — мол дарахт, оплата которого основывалась на узаконенных в прошлом правилах и порядках. С пастбищ взимался закят — от сорока голов скота — одна.

Наряду с земельными налогами и налогами со скотоводов, существовали и другие сборы: для работников дивана, собирающих налоги с населения — йигим, то есть сбор согласно рангу; для определителя объема урожая — сахиб жамона; в пользу сборищка налогов — мухассилона;в пользу поливальщиков — мирабона. Кроме того, трудовое население обязано было безвозмездно работать в пользу правителя, владельцев суюргалов и тарханов, а также крупных собственников.

Население привлекали к строительству общественных зданий, оборонительных сооружений, оросительных систем, дорог и их ремонту. Такая форма повинности называлась бегар. При общественных работах такого рода каждый должен был принести с собой инструмент и обеспечить себя пищей. Таким образом, трудовое, особенно сельское, население было закабалено не только разнообразными налогами и платежами, но и тяжелой повинностью бегар.

Ремесло

Относительная устойчивость центральной власти Мавераннахра и Хорасана, проведение строительных работ в крупных городах и на их окраинах, а также расширение поливного земледелия содействовали развитию ремесла и товарно-денежных отношений, игравших значительную роль в экономической жизни государства. В XV— начале XVI века ускоренными темпами развивались многие отрасли ремесел, что позволило увеличить производство товаров широкого потребления.

В этот период такие города Мавераннахра, как Самарканд, Бухара, Ташкент, Шахрухия, Термез, Кеш, Карши и многие другие, благодаря своему географическому положению, развитым внутренним и внешним связям, занятости населения, становятся образцовыми центрами ремесла, оживленной торговли средневекового Востока.

Развитие ремесел, специализация привели к изменению топографии городов. Во многих городах появляются кварталы ремесленников-ювелиров, жестянщиков, иголыциков, кольчужников, камнерезов, стекольщиков, кожевников. С оживлением торговли множатся торговые ряды, закрытые куполами центральные базары — Чорсу.

Ткачество

Ведущее место в городском ремесле принадлежало текстильному, керамическому, жестяному производству, а также производству металлических изделий. В этот период среди городского и сельского населения, а также у живших в степях полукочевых и кочевых скотоводов велика была потребность в текстильной продукции. В городах из шелка, шерсти и хлопка изготовлялись разнообразные ткани: цветной ситец, белая бязь, тонкая золотистая марля и т.п.

Самым дешевым из тканей был карбос. Из него изготовляли белье, одеяла, матрацы. Одежду из карбоса носили как городские и сельские труженики, так и скотоводы-кочевники. Ткани из волокон конопли и льна были намного прочнее и дороже карбоса. Из них шили дорогие, расшитые ценными камнями и золотом халаты. Среди трудового населения популярен был цветной ситец. В Самарканде и Бухаре успехом пользовались пестрые ткани. Из шелка и шелковой кисеи делали чалмы, пояса и одежду для вельмож.

Широкое развитие получило производство различных сортов тканей из местного и привозного шелка. В источниках упоминаются, наряду с атласом, кимхоба, банарас и духоба (бархат), светящиеся хоро, цветные дебо. Из красного и голубого бархата шили золотошвейные одежды, которые ценились как драгоценности. Подобные ткани и изделия из них экспортировались в другие страны.

Источники упоминают, что в начале XV века в торжествах при дворе Амира Темура принимали участие также ремесленники и торговые люди. Так, ткачи кимхоба из Герата на переносных станках демонстрировали свое мастерство. Найденные археологами остатки одежды из различных тканей свидетельствуют не только о качестве и художественных достоинствах тканей того времени, но и о вековых традициях ткачей.

В оживленных кварталах ткачей трудились ремесленники по обработке шелка-сырца, изготовители пряжи, красильщики, набойщики рисунков. Наряду с тканями, из шерстяной пряжи изготовляли цветные грубошерстные и гладкие ковры и паласы, кошмы. Кошмы широко использовались как в домашнем быту, так и в изготовлении обмундирования воинов.

Металлообработка

В XV веке получило широкое развитие производство металлических изделий, орудий труда и оружия. Среди металлистов выделялись мастера по изготовлению гвоздей, подков, проводов, ножей и прочего. Мастера-профессионалы владели различными способами обработки и ковки металла в изготовлении предметов. Снаружи они часто оформлялись художественной отделкой золотом и серебром, что являлось довольно сложным технологическим процессом.

В этот период Самарканд стал одним из центров производства предметов вооружения. В городе обособился квартал оружейников, кольчужников. Столичные оружейники изготовляли сабли, шпаги, луки и стрелы, шлемы, кольчуги и другие доспехи. Для знатных военачальников производилось специальное оружие, покрытое золотом, инкрустированное драгоценными камнями, расписанное орнаментом.

Для правителей и состоятельных людей городские ювелиры изготовляли различные предметы роскоши из золота, серебра и меди, очень тонко, изящно и богато оформленные художественным орнаментом. В письменных источниках указывается, что во дворцах Темуридов было много посуды, покрытой золотом и серебром, инкрустированной драгоценными камнями и жемчугом. Такого рода художественные изделия были доступны только имущим. Разнообразные медные и серебряные украшения (серьги, браслеты, кольца, цепочки), выполненные высококлассными мастерами, были вполне доступны простым людям, потому что цены на них были сравнительно низкими.

Керамическое производство и обработка камня

Среди наиболее развитых ремесел того времени выделялось керамическое производство, изготовление чашек, больших емкостей — хумов, кувшинов, глиняных печей — тандыров и т.д. В XIV—XV веках большой популярностью пользовались глазурованные изделия, которые отличались разнообразием цветной гаммы и высоким качеством исполнения. Покрытые глазурью блюда, ляганы, длинные лампады и подсвечники представляли собой высокохудожественные изделия. Кроме того, керамисты производили водопроводные трубы, глиняные кувшины для водоподъемных механизмов. Изготавливались также майоликовые плитки, которые имели большой спрос у населения.

В эпоху Темуридов в городах, в частности в Самарканде и Герате, заметно расширяются масштабы строительных работ, возрастает роль строительных профессий. Особенно популярны были профессии архитекторов, инженеров, каменщиков-резчиков по ганчу, камнетесов и др.

В этот период искусство обработки камня достигло высокого совершенства. В Самарканде каменная подставка (лаух) для Корана, установленная в соборной мечети Биби Ханым, надгробная плита из нефрита в Гур-Эмире, мраморные плиты с вырезанными на них кораническими надписями и эпитафиями в мавзолеях Шахи-Зинда и другие памятники XV века являются высокохудожественными образцами народных строительных ремесел. Труд и искусство камнетесов в них соединились с огромным мастерством каллиграфов.

Стеклоделие и деревообработка

В XV веке повсеместно распространилось стеклоделие. В Самарканде был целый квартал стекольщиков. Из стекла изготовлялась разнообразная посуда, чернильницы, сосуды для лекарств и парфюмерии, домашняя утварь. Цветные стекла — небесно-голубые, фиолетовые, желтые, зеленые и красные использовались в декоре дворцов.

Наряду с другими, все более востребованной становилась профессия деревоотделочников, которые занимались производством разнообразных инструментов, утвари, ткацких станков, двухколесных телег, седел, форм для кирпичей и обуви, сундуков, колыбелей, шкатулок и прочего. Искусные мастера выполняли также росписи и резьбу. Они делали резные двери, оконные решетки — панджара, колонны, наборные потолки, барьеры, столы и стулья. Двери Гур-Эмира и Шахи-Зинды с вырезанными на них кораническими надписями являются бесценными образцами каллиграфического искусства XV века. Возведенная на площади Регистан во времена Улугбека и не сохранившаяся мечеть Мукатта вся — от дверей и решеток до стен и потолков — была украшена искусной резьбой по дереву.

Бумажное производство и обработка кожи

Особое место занимало самаркандское производство бумаги. Вблизи города, на берегу реки Оби-рахмат, действовали цеха и специальные водяные мельницы для производства из тряпичной массы бумаги, которая высоко ценилась средневековыми восточными каллиграфами и вывозилась за пределы государства. В этот период получает развитие также кожевенное производство. Из кожи шили легкие камзолы, обувь, изготовляли ременную упряжь. Потребность в изделиях шорников особенно возрастала во время военных походов, когда повышался спрос на кожаные колчаны, ножны для сабель, кинжалов, ножей и тому подобное. Верхнюю одежду из меха производили ремесленники-скорняки, которые продавали много своего товара в степь. В Самарканде существовал целый торговый ряд из мастерских и лавок, где изготовляли и продавали верхнюю одежду и головные уборы.

Таким образом, в XV веке в крупных городах Мавераннахра и Хорасана существовали все основные виды средневекового ремесла. Центральные базары (Чорсу) обычно были окружены лавками, мастерскими ремесленников — ювелиров, керамистов, жестянщиков, каллиграфов, переплетчиков и др. Любопытно, что преобладающая часть ремесленников относилась к просвещенным горожанам. Многие поэты, музыканты, художники и историки XV и начала XVI века были выходцами из среды состоятельных ремесленников и торговцев.

Торгово-посольские связи и денежное обращение

В XV веке заметно оживляются торговые связи между государством Темуридов и сопредельными странами, устанавливаются постоянные торговые отношения с Китаем, Индией, Тибетом, Русью, Золотой Ордой и сибирскими ханствами. В расширении торговых связей сыграл большую роль регулярный обмен послами государства Улугбека и Шахруха с Китаем. Китайские купцы были крайне заинтересованы в расширении торговли с Западом. Между государствами были установлены торгово-дипломатические связи. Каждые два-три года в Самарканд и Герат прибывали китайские послы, а в Китай направлялись послы Мавераннахра и Хорасана.

Так, в 1418 году посольство Шахруха во главе с Ардаширом с большим караваном прибыло в Китай. В 1419 году с ответным визитом из Китая в Самарканд и Герат посланы Ли-До и Джонг-Фу. Улугбеку и Шахруху были вручены послания с ценными подарками. В 1420 году в Китай был направлен ответный посольский караван из 530 человек. Шодиходжа и эмир Кукча представляли в посольстве Шахруха, а Султаншах и Мухаммад — Улугбека. Художник Гияс ад-дин состоял при них секретарем. Послы Темуридов находились в Китае более двух лет. В 1422 году они возвратились на родину.

Из Мавераннахра в Китай, как известно, есть два пути. Первый путь проходит через Ташкент, Сайрам, Семиречье и города Восточного Туркестана — Турфан и Хумул. Второй — через города Ферганской долины — Ходженд, Коканд, Маргелан, Ан-дижан, Ош, по Алайской долине и потом через города Восточного Туркестана — Кашгар, Хотан и Яркенд.

В период правления Шахруха и Улугбека установились также добрососедские отношения с Тибетом и Индией. В 1421 году в Самарканде и Бухаре побывали послы из Тибета. В 1441 — 1442 годах Шахрух направляет в южно-индийское государство Виджаянагар свое посольство во главе с историком Абд ар-Раззаком Самарканда который описал это путешествие.

Показательно, что наметившийся в конце XIV и первой половине XV века прогресс в экономической жизни государства в определенной мере был связан с денежными реформами. Темуриды установили единое денежное обращение в государстве, что послужило мощным толчком для оживления торгово-денежных отношений. В 1428 году при Улугбеке проведена денежная реформа по обмену мелкой медной монеты. Цель реформы — дать внутреннему рынку единую медную монету, обращение которой было бы избавлено от всех территориальных преград. Для удовлетворения потребности внутренней торговли в мелкой медной монете одновременно открываются монетные дворы в Бухаре, Самарканде, Картах, Термезе, Шахрухии и Андижане, где выпускаются крупные медные монеты — фулусы. После завершения единовременного обмена все монетные дворы, кроме бухарского, были временно упразднены.

Новые добротные медные монеты Улугбека, называвшиеся "фулуси адлия", вошли в обращение во всех городах Мавераннахра, что позволило полностью удовлетворить потребности внутренней торговли в денежной наличности.

Устранение дефицита в мелкой разменной монете путем повышения ее качества и ценности было для средневековья довольно необычным явлением. Реформа Улугбека и ее успех содействовали дальнейшему развитию торговли. В то же время для увеличения поступлений в казну от внешней торговли при Улугбеке несколько повышена пошлина тамга, уплачиваемая купцами.

Таким образом, расширение внешней и внутренней торговли в государстве Темуридов происходило за счет резкого подъема ремесленного производства, ставшего одним из основных факторов развития экономики и роста благосостояния страны.

 

Посетить Узбекистан вы сможете перейдя по ссылке 

Туры в Узбекистан



Sitelinkx by eXtro-media.de

Заказ сайта в Самарканде Веб-студия