SAMARKAND    CALL  +99891  549-39-18  E-mail  :  request@slt.uz                                                    

Your Guide in Central Asia

  
  
  
 

Оглавление

Последствия монгольского завоевания

Монгольское завоевание нанесло тяжелейший удар хозяйственной жизни Мавераннахра и Хорезма. Цветущие земледельческие оазисы были разорены. В результате грабежей и пожаров многие города, особенно Бухара, Самарканд, Мерв, Бинакет, Ходженд и Гургандж, превратились в руины. Население подверглось массовому истреблению. Пришло в запустение сельское хозяйство. Из-за уничтожения свинцового акведука древнего самаркандского водопровода — уникального сооружения, обеспечивавшего питьевой водой город и его округ, городская жизнь на прежней территории Самарканда уже не возобновилась. Из-за разрушения головной плотины Мервского оазиса — Султанбанд, этот земледельческий край был лишен орошения. Обширные площади плодородной земли высохли от безводья и в скором времени покрылись песчаными барханами. Население Мервского оазиса было вынуждено покинуть родные места. В Хорезме и Мавераннахре намного сократились засеваемые площади, потому как обрабатывать их было некому.

По свидетельству письменных источников, ни одна область Азии не подверглась таким разрушениям, как междуречье Сырдарьи и Амударьи. Именно здесь кочевники разрушили огромное государство, имевшее развитое ремесленное производство, высокую земледельческую культуру и являвшееся крупнейшим центром международной торговли. Уничтожение большей части населенных пунктов, истребление и насильственный угон в Монголию многих тысяч искусных мастеров нанесли тяжелый удар по ремесленному производству и торговле. Почти исчезли такие виды ремесла, как оружейное производство, славившееся по всему Востоку булатами и дальнобойными луками, шелкоткачество и изготовление цветного стекла. Пострадал Великий шелковый путь. Огромный ущерб был нанесен и культурной жизни страны.

Раздел завоеванных территорий между Чингизидами

Еще при своей жизни Чингизхан разделил завоеванные земли между сыновьями. Джучи, старший сын Чингизхана, получил Южную Сибирь, Половецкую степь, Поволжье, северные районы Хорезма и земли до Дербенда. После смерти Джучи эта территория перешла к внуку Чингизхана Бату. Второй сын кагана — Чагатай стал владельцем Восточного Туркестана, Семиречья и Мавераннахра. Угэдэй (1229-1241) был назначен наследником Чингизхана. Младший сын Тулуй получил отцовский юрт, то есть собственно Монголию. Итак, вся завоеванная Чингизханом территория была разделена на уделы, доходами с которых пользовались Чингизиды — потомки Чингизхана.

После смерти Чингизхана (1227) Угэдэя избрали в 1229 году великим каганом монгольского государства. Резиденция кагана находилась в городе Каракоруме. В управлении обширными земледельческими областями монголы тогда не имели еще опыта. Своего чиновничьего аппарата у них тоже не было. Поэтому после завоевания Северного Китая, Мавераннахра, Хорезма и Хорасана возникла проблема управления земледельческими областями. Среди монгольской военной знати наметились две тенденции по отношению к оседлому населению завоеванных территорий. Часть военно-кочевой знати была противницей оседлой жизни. Она готова была разграбить и разрушить все города, все земледельческие оазисы превратить в пастбища.

И все же среди победителей были сторонники сильной централизованной власти с опорой на земледельческое хозяйство. Они считали, что для восстановления разоренного хозяйства необходимо упорядочить размеры податей и повинностей, оградить земледельцев и ремесленников от произвольных поборов, покровительствовать торговле. Тогда земледельческое хозяйство, ремесло и торговля дадут стабильные ежегодные доходы. Так считали, например, каган Мункэ, сын Тулуя, пришедший к власти в 1251 году, и правитель-откупщик Мавераннахра Масудбек, сын Махмуда Ялавача, богатейшего хорезмийского купца.

Для управления завоеванными областями монгольская власть привлекла тех представителей местной власти и мусульманских купцов, которые перешли на сторону монголов. Чингизхан, а затем его наследник Угэдэй передали управление Мавераннахром и Хорезмом на откуп Махмуду Ялавачу, крупнейшему . купцу и ростовщику. Своей резиденцией Махмуд избрал Ходженд. Глава улуса — Чагатай не вмешивался в дела управления, довольствуясь регулярным получением доходов. 

Махмуд Ялавач ввел в систему управления монгольскую должность баскака (военный надзиратель), в остальном же она оставалась прежней. Местные власти — садры, малики — остались на своих местах и продолжали играть в местном управлении ту же роль, что и до завоевания. Местная аристократия, стараясь сохранить свою собственность и социальные привилегии, добровольно пошла в услужение к завоевателям. Таким образом, крупные землевладельцы, купцы и духовенство очень быстро превратились в опору захватчиков. И те, в свою очередь, покровительствовали им.

Хозяйственная жизнь после монгольского нашествия

Отдача на откуп местной знати завоеванных территорий стала бичом для земледельческого населения. Теперь ему пришлось кормить и завоевателей, и их приспешников. Положение трудового народа с каждым годом все ухудшалось. Кроме ежегодного государственного налога, он должен был нести много всякого рода повинностей и служб. Основным налогом и в этот период являлся земельный — калон, взимаемый преимущественно в форме доли урожая: от одной десятой до одной третьей части. Со скотоводов собирали налог копчур — один баран из каждой сотни. Продовольственный налог — шулен собирался в количестве одного двухлетнего барана со стада и одной кобылы из тысячного табуна лошадей. Наряду с этим существовал еще ряд сборов, связанных с расходами на содержание ямов — почтовых станций на караванных дорогах, на курьеров и посланников — ильчи. Сбор налогов часто осуществлялся по системе барот, то есть "досрочный сбор", что еще больше увеличивало злоупотребления. Обладатели барота (документа на право взимания налога) буквально обирали население.

Как свидетельствуют письменные источники , при Чингизхане и его преемниках Угэдэе и Гуюке (1246—1248) монгольские ханы щедро раздавали крупным землевладельцам и купцам пайцзы и ярлыки, то есть документы, дававшие право требовать от населения выполнения разнообразных повинностей. В частности, оно было обязано предоставлять государственным чиновникам и членам ханской семьи, проезжавшим через завоеванную территорию, жилище, продовольствие и транспорт. На население возлагалось также снабжение одеждой и продовольствием размещенных по городам и селениям монгольских военных отрядов. В очень тяжелых условиях жили и городские ремесленники. Особенно тяжким было положение оружейников, ткачей и обувщиков. Они находились в особом списке и были обязаны выработать и поставить монгольским правителям определенное количество изделий.

Завоевания монголов нанесли непоправимый урон хозяйственной жизни населения Мавераннахра и Хорезма. Злоупотребления местных правителей, которые самовольно в несколько раз увеличивали установленные налоги и подати, делали положение населения страны совершенно невыносимым. Оно еще более усугубилось с экономическим кризисом, связанным с резким сокращением выпуска полноценных серебряных монет в стране. Все это усилило ненависть населения и привело к восстаниям против насилия и гнета монгольских поработителей и местных откупщиков. Одним из первых поднялось население Бухарского оазиса.

Восстание Махмуда Тараби

Народное восстание против монголов и их ставленников — садров и эмиров началось в 1238 году в селении Тараб, расположенном в двух десятках километров от Бухары, на берегу реки Зарафшан. В нем приняли участие ремесленники и крестьяне Бухары и ее окрестностей. Руководителем восстания стал ремесленник по имени Махмуд из селения Тараб, призывавший народ к вооруженной борьбе с угнетателями.

С каждым днем число сторонников Махмуда Тараби увеличивалось. Монгольские власти, осведомленные о народном волнении, поспешили принять меры к прекращению смуты. Прежде всего они задумали обезглавить движение и хотели обманом завлечь Махмуда в Бухару и здесь казнить его. Однако Тараби разгадал намерения врагов. Он явился в город не один, а в сопровождении большого числа своих сподвижников. В Бухаре его встретил ученый-богослов Шамс ад-дин Махбуби и наиболее активные сторонники его движения.

Монгольская власть в Бухаре отправила в Ходженд к правителю Ялавачу гонца с просьбой о помощи, Ясно, что нельзя было упускать благоприятного момента для выступления. Поэтому Махмуд Тараби и Шамс ад-дин Махбуби решили начать восстание до прихода войск из Ходженда. В окрестностях Бухары Махмуд Тараби собрал большой отряд преданных делу людей и обратился к ним со следующими словами: "О защитники истины, что еще медлить и ждать, необходимо очистить мир от неверных, пусть каждый приготовит и обратит в дело, что у него имеется из оружия и орудий или палок и дубин". Этот призыв сыграл решающую роль. Повстанцы поклялись, что они готовы отдать жизнь за дело освобождения родного города и родных селений от монголов — неверных. Все население Бухары присоединилось к восставшим.

Махмуд и его сторонники заняли Бухару. Своей резиденцией он объявил дворец Рабиъа, выстроенный в 1206 году вождем народного восстания Маликом Санджаром. Махмуд Тараби пригласил во дворец садров и вельмож Бухары. В их присутствии он заставил главу садров Бурхан ад-дина провозгласить его, Тараби, халифом, Шамс ад-дина Махбуби — садром. Бурхан ад-дин был вынужден это сделать. Узаконив свою власть, Махмуд приступил к осуществлению своих планов. Прежние правители были изгнаны из города. По словам автора XIII века Джувейни, "большинство людей, знатных и именитых, он подверг оскорблению, а другая часть их спаслась бегством от него".

Махмуд Тараби усиленно готовился к решающему сражению с монгольскими отрядами. Эмиры и баскаки, бежавшие из Бухары в Карману, собрали из ближайших мест монгольские отряды и направились к Бухаре. Махмуд с повстанцами вышел навстечу монгольскому войску. Ожесточенное сражение произошло в степи Чули Малик, неподалеку от города Кармана. Повстанцы сражались мужественно и самоотверженно. Махмуд Тараби и Шамс ад-дин Махбуби находились в самом центре боя. Победу повстанцев ускорило присоединение к ним вооруженного вилами, кетменями и топорами окрестного населения.

Монголы бежали. Повстанцы преследовали их до Карманы и большинство перебили. По данным Джувейни, в этой битве было убито около 10 тысяч человек. Но во время ожесточенного боя погибли руководители восстания Махмуд Тараби и Шамс ад-дин Махбуби. Их место заняли братья Махмуда — Мухаммад и Али. Однако они не имели организаторских способностей и авторитета, что выявилось при новом столкновении с монголами. Через несколько дней повстанцы, потерявшие предводителей и слабо вооруженные, были совершенно разбиты. Таким образом, восстание Махмуда Тараби было подлинно народным движением, направленным не только против монголов-захватчиков, но и против их местных ставленников, которые состояли у них на службе. Хотя восстание и потерпело поражение, оно занимает особое место в истории освободительного движения народов Средней Азии.




Посетить Узбекистан вы сможете перейдя по ссылке 

Туры в Узбекистан



Sitelinkx by eXtro-media.de

Заказ сайта в Самарканде Веб-студия